Ab imo pectore...
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:09 

Товарищ Яблоко
На днях побывали в Кронштадте. Обычно маршрут ограничивается портом и маяком- там по пути много пейзажных ништяков, а маяк, конечно, апофеоз всех планов. Но еще там есть собор. Отреставрированный и восстановленнный крестово-купольный собор.
Сам по строению он канонично византийский, уходит в подражании своими глубокими корнями к знаменитым Софиям-константинопольской , киевской и новгородской. И если две последних прошли через все возможные вкусовые деформации и утратили чистоту и покатость богатой , но сдержанной архитектуры базилевсов, а первая пала жертвой турецкой интервенции в свои сакральные пространства, то снаружи это очень изысканная штучка.
Храм Христа Спасителя в Московии очень дородный-его утяжеляют не к месту прилепленные медные патетичные барельефы ( изначально они были в цвет стен-из белого мрамора), то кронштадтская шкатулочка-это миниатюра, посыпанная сахарной пудрой. На покатых головах приятный позолоченный ажур, вещь теряет свою монументальность, но не шарм. Как по мне.
Внутри же колоссальный воздух. И прострааанство.
В том же самом подражании или дани традиции собор инкрустирован мозаиками. Снаружи они, кстати, тоже имеются. Центральную дверь обрамляет две сцены, выполненные в очень хорошей кладке, со сложной цветовой палитрой, не просто абы как накиданные, как в Спасе на Крови. Но с четко выверенным модулем, сложным синим спектром, анатомией, объемом и хорошей графикой. Хотелось к ним припасть и не отходить. Страшно подумать, что со мною будет в Равенне, если еще в Падуе я хотела унести с собой кусок со стены Джотто. Всевозможные плоскости внешних стен украшены херувимами, они символизируют и эпоху, и вкус того времени, но слишком уж утрированные черты, огромные глаза, спорящие практически с мангой. То ли отголосок Васнецова, то ли чуднАя прихоть архитектора.
Я никогда не была в соборах с таким феноменальным внутренним пространством, ни в Москве, ни где-либо еще. В готической архитектуре вы сами не разделяетесь на тысячи атомов и растекаетесь по всем векторам предлагаемого пространства, там четкая архитектурная директива, заставляющая вас смотреть исключительно вверх, на дистрофичный нервюрный остов, успокаивающие ритм сводов. В возрожденческой архитектуре преобладает объем очень камерный-его создают хорошо разработанные плафоны, они немного утрамбовывают пространство, снизу это подогревается сложным рисунком пола в большинстве случаев.
Но чисто византийская вещь! О!
Это ведь все еще Римская империя, обособленная, но с незыблемым базисом традиции. Вспомните хотя бы римские тремы-как отчаянно имперская архитектура стремилась к колоссальности возводимого.
Этот собор сохранил в себе посыл предков.
Но Боже. Зачем, зачем так много всего. В апсидных частях абсолютно разные по исполнению мозаики , в восточной очень сдержанная, красивая по цвету-вот где живет искусство, в западной как будто хохломская, цвета более открытые, композиция панно-никак не катит под полусвод, ей бы жить на ровной плоскости. Что касается центрального купола-он голубой. Неожиданно так разбеленный, кобальт спектральный-и это привет 18 век, я люблю все народное, но еще я неплохо рисую, поэтому давайте я все вам смешаю, а вы это ешьте, будьте так любезны. Очень откровенный рисунок Спасителя, очень подавляющий масштаб на парусах. Внизу , нефы обрамлены истерическими карнизами, то белыми, то золотыми-зебра, епт. Они опираются на богатые полихромные византийские колонны, с феноменальным по рисунку капителями, но все так же безвкусно выкрашенными в олимпийское золото. Бесчисленные рюшечки резьбы, мраморные вставки, золотой в пятно с реализмами и миазмами алтарь. И кафельная роскошь мраморного метрополитена на стенах, ае!!
Я выбегала оттуда.
Насколько все смешалось в нутрах, завязалось в тугой узел.
Тут много можно рассуждать, что в сытые годы и искусство лощеное, но с другой стороны аскеза татаро-монгольских времен куда как ближе, русее. А тут беспардонное армянское барокко нашего века. То ли отголоски правления третьего Александра, то ли попытка убедить себя в крепости, задеревенелости державы на фоне нарастающего социального кризиса. Ну и реставраторы постарались, да.
Собственно, почему же я так возмущаюсь.
Не далее как в июне мне выпала уникальная возможность восполнить пробелы в мозаичном деле. Московские мастера смотрят очень глубоко, во времена квадратных тессер с варьируемой штробой. Питерцы в этом плане более современные, у них своя мода, но хуже тот же самый метрополитен их от этой технической трактовки искусства не стал.
Стоит ли говорить, что работа эта требует крепких рук, защищенных глаз и адову кучу терпения. И не для девочек совсем. Но когда перед нами возникает законченное, вибрирующее полотно, составленное из непомерного количества благородно-неблагородных камней и нескольких ведер пота и слез, вы-таки понимаете, что жизнь не прошла зря.
Мы делали фрагмент по мотивам жития Иоанна Крестителя, решенном в неканоничной ( слава Богу) сине-розовой гамме. Тот драматичный эпизод с Саломеей.
И я могу точно сказать после всего пережитого, что жизнь на Марсе есть вкус-то у выпускающихся специалистов есть, что они могут трактовать по-своему каноны, делая систему более интересной, занимаясь тем же самым богоугодным делом, но без пошлости, золочения всего и вся, с ноткой оригинальности и подвигом пионерства в некоторых моментах.
Но нет.

А вот какая красота получилась.




22:12 

Товарищ Яблоко
Почему-то в последние два дня думаю, что в реальной жизни Элизабет Беннет отказала бы Дарси и во второй раз.
Не понимаю почему , но именно так все бы и обернулось.
Осень, чтоб ее.

21:21 

Товарищ Яблоко
И вот тут, на ровном месте , 11 лет спустя , я снова открываю Шекспира. Без боязни. Нервно выдохнув.
Стоит ли упоминать, что от его пьесы, неудачно освоенной мною и про валившейся на сцене в ранних классах, у меня хромоногая дисфазия. Ущербненькая такая.
Но боги мои-как же он чудесен. Я представляю, как все герои действа стоят с атрибутами на пустой сцене, без декораций, и олицетворяют собой и восполняют все необходимоe, все противоречивое.
Пока не посмотрю на Фрая в Двенадцатой ночи-не буду считать себя человеком.

23:09 

Живопись

Товарищ Яблоко
Никто не знает, как с ней уживаться. Что она есть такое. Квинтэссенция переживаний, твердый нервный комок, онкологическое образование, навязчивая идея в мозгу, король, оставшийся без короны.
Но это практически фантастическое чувство, когда один пласт цвета с другим приносят давно забытые ощущения-из детства, вчерашнего дня, давно позабытого майского вечера. Молва клевещет на человека-он злопамятен. Если человека поместить в помещение, где в пятилетнем возрасте он услышал отвратительный запах-через энное количество лет он вспомнит, все вспомнит. Вот так и с цветом. Мы вспоминаем. Откапываем. Природа-наш самый главный союзник в этом деле. Ведь главное-не то, как красиво выглядело тогда-то небо, а как оно смотрелось в среде, как выгодно его оттенял стаффаж, почему оно было пронзительно лиловым или абсолютно голубым.
Абсолютное счастие в замысловатых движениях. Движениях мастихина, намешивающих кашу. Фиолетово-коричневую, серо-зеленую. Вибрирующую. Пульсирующую. Живущую.

Я отогнала это счастие бездушным рисунком.
Он ничего мне не дал.
После стольких лет.

Абсолютное разочарование.

@темы: О себе

09:06 

Товарищ Яблоко
В доме закончилось молоко. Как теперь творить и крушить-непонятно. Неизвестность пугает.

@темы: О себе

11:56 

Верере по вере

Товарищ Яблоко
Мне каждый раз стыдливо захватывает дух и направляет дыхание под другим углом его живопись. По моему мнению, Георгий Верейский один из сильнейших графиков , которым разродился век минувший. Ценность им содеянного находится не столько в переработке изобразительного гуляша, когда все спрессовывается в наиболее компактные размеры и направляется под определенным градусом в бесконечную точку, как это было у Миро, а в толковом использовании всего имеющегося. У него была светотень, так вот он ее и использовал, а уж в какой пропорции добавить вибрации и содержательности, упростить и упластить, снять пенку и притоптать-тут он попал во все сто из ста. Но что самое дикое, при недюжих силах в графическом осмыслении происходящего, он так раскромсал всю мою подошвенную симпатию, и все-то двумя картинами. Пятки в кровь-я не могу сдвинуться с места. Это вам не сложные синтаксические конструкции на картинной плоскости, там не то что цитат, но на бинарное соединение едва наберется. Тусклые междометия с неконтролируемым звуком, вялые восклицания, хватания за голову и попытка отодрать фантомную растительность над верхней губой . Потому что перед такими работами хочется предстать если не в своей самой голой правде, то с обнаженной душой и понимающим взглядом. Такого не было у меня даже с Серовым, при всей своей напускной вальяжности и какбэ мазком легким движением руки, притом что мощь и сила, и даже немножко Филонов, выглядывают из-под всей пластичный насыпи, он меня так не поражал, как этот псевдоживописец, а на самом деле высокочтимый график. И наверняка у него была борода, но он за нее не хватался. В общем, сантименты. Я жутко скучаю по раскрасневшемуся винограду на дачном кирпиче, по облупившимся бочкам и сладковатой гнили скошенной травы. Мне жутко нужно одиночество, отчаянно. Я не хочу работать, мне нужны книги, передвигаюсь с трудом-здоровье напомнило о себе. А у Верейского, хоть и изображен август, а на самом деле май. Там такой близкий запах грозы, и духота, и отсыревшее, но еще не промокшее небо. Мне кажется, что за деревьями стою я.


@темы: весна-тополя, О себе

11:13 

Товарищ Яблоко
Бля.
Вот нет у меня больше никаких слов просто.
Ты открываешь душу человеку-последний оплот, последний кусочек рационального в твоём искусственном мире, а он предлагает тебе пойти и отдохнуть годок. Заняться творчествомда чтоб тебя!.То есть обучение на двух кафедрах сразу, изнуряющие штудии, перегрызание себе любимой горла, чтобы все успеть и всем угодить, фанатичная преданность своему делу-все это по боку. Я люблю работать, я очень люблю работать, но никто этого не ценит кроме меня. Всем поболе надо.
Ну нах.
Я бы и рада сбежать из своей альма-матер: люди с каждым годом все неадекватнее, поступки все более комичные. И ты стоишь в этой круговерти людских страстишек, тебя подбрасывает, тебе больно, а над головой все то же кружево интриг. Причем самого большого паука не увидишь, все по углам прячутся, всё исподтишка. Мерзкое дело.
Такой плевок в душу.
Так сложно мириться с безразличием, когда веришь кому-то, а ему как бумагой по пальцу.
Я теперь буду грустить.

@темы: О себе, Учителя по жизни

17:51 

Товарищ Яблоко
Купила Китца, Донна и Колриджа в оригиналах, несмотря на фантастический курс. Да-да, втридорога, но боже, какие же они славные. Около подушки лежат Уитмен, Бродский и Алпатов-все мои мужчины со мной.))
Еще бы пережить декабрь и приступить к офортам.
На удивление нормализовала свой рабочий график, так что близка к 11 чистым рабочим часам, пытаюсь переводить с горем пополам английскую классику и в шаге от того, чтобы зайти все-таки на italki и сойтись с каким-нибудь шотландцем в вялой лингвистической полемике.
Обои содраны и стены готовы под роспись.
Все также не люблю людей, но безумно нравится живопись. Видно, все-таки придется выбирать.
Но рада всему, мои ветряные мельницы нашли своего идальго.
И Вульф прекрасна, абсолютно. Кто сказал, что женщины плохие писатели и созидатели?

@темы: О себе

23:44 

И снова много слов.

Товарищ Яблоко
Сейчас понимаю, что раны не заживают, а я человек привычки. Даже всё , что можно списать на стыдливые движения сердца, в итоге перерастает в привычку. Иногда вполне унизительную для себя самой, не способную иметь логического подтекста априори, нежизнеспособную, но тем не менее живую. Живее всех живых.
Я человек ностальгии. За шутовским складом фраз, за обращениями к архаизмам, за весьма консервативным, экспрессивным и вполне детским поведением, кроется очень тонкая и грустная суть. Я иногда возвращаюсь на старые места, чтобы где-нибудь в московском дворе около детского сада и панельного офисного здания неожиданно увидеть, как из дряхлого любимого подвала такого же многострадального дома какие-то гадкие рабочие из ближнего зарубежья выносили бы мешки мусора, оповещающие о бурном ремонте. А я бы сидела на кирпичном основании забора и тихо выла про себя, потому что оборвала все нитки крепкого тросса-до одной- и знала бы, что всё правильно. Правильно, но нестерпимо больно.
Чтобы однажды прийти под самый протекающий потолок альма-матер и увидеть то ли знакомые, то ли посторонние что ли лица. И не знать совсем, вживусь ли. Ввела ли моя сбывшаяся голубая мечта в липкую лужу, откуда можно и не выбраться.
И знать, знать точно , знать уверенно, что все колдобины на дороге нарыла я сама, что поворачивала я не на асфальтированное шоссе, а на гниющее поле, над которым кружат чайки.

Остаётся так его и вспоминать, как мы сидели и смотрели на это поле, а недалеко виднелся кремль, моросил дождь, а мы искали в траве шмеля вместо рисования.
Привет тебе старая жизнь, остановись новая. Я боюсь.


И вот что знаете откровенное бесит? Что я рву с людьми, безжалостно для себя и с облегчением для них, потому что они не способны на порыв , порыв душевный по отношению ко мне , я не знаю, как они меня воспринимают, но могу нафантазировать себе сама. И не знаю даже злиться-то на кого.

Впрочем, тяните якоря, мы отплываем!

@настроение: мокрое

@темы: Люди милые и не очень, О себе

18:53 

Товарищ Яблоко
Сейчас погода на подъёме! А на живописи фиолетово-розовая вакханалаия! Чуяло моё сердце, что не зря рука потянулась к тюбику с ультрамарином розовым. Вообще завтрашне будет дебют с писанием натуры. На рисование подорвалась уже давно, а тут всё вновь. И хочу сказать, что силы есть. И кисточки. Зато деньги на полнейшем нуле. Считаю копейки при полной луне. Под лупой. Худо.
Хочу сказать, что с проблемами своими разобралась вроде бы, но, возможно, сейчас во мне играет португальский портвейн и послевкусие хорошей компании.
Читаю Апдайка, восхищаюсь финскими декадантами и заставляю себя возвращать былое финансовое благополучие путём нудной и пыльной работы. Но как ещё можно его возвращать. Угощали сегодня шедевральной шарлоткой и принимали радушно.
Такое ощущение, что всё хорошо и уже нет сил и желания знать, зачем говорят за спиной и о чём. И вообще все минуты унижения пережиты, которые ожидались, а про то, что всё плохо, писать не хочется. Потому что...потому что всё хорошо!
Ура!

@темы: О себе

15:12 

Про начало года

Товарищ Яблоко
В начале года я продала душу дьяволу.
Как-то одним поздним зимним вечером, перебирая скопившуюся и бережно отлаженную картотеку в голове, преисполненная удовлетворения от того, что могу с хода ткнуть в икону 17 века и сказать ктозачемпочему, я включила телевизор. За последние три года действие для меня неслыханное, кому сказать-не поверят. Этот чёрный ящик стоит у меня в углу только для того, что впитывать, наверное, в свой стальной корпус, весь негатив. Нет, ну а чо ему будет. Пыль собирает, привносит что-то кубическое в стаффаж. Раритетная уже вещь, а до сих пор еще работает.
И вот натыкаюсь я на странный такой сериал. С уродливым высоким мужчиной в главной роли , который, ведомо, был там главным исполнителем, и вторым, менее отталкивающим мужчиной, сыгравшим замечательного порноактера в уже каноничноновогодней "Реальной любви". И все. Меня ждут Ауэрбах, Буковски, Поппер-я перечитала весь русский, а затем и англоязычный фандом по джонлоку. Благо, Набоков не попал под раздачу, еще успел до великого фандомочтения вписаться в размеренный распорядок жизни.
Такой потерянной я себя еще не чувствовала. Взрыв бомбы подобного масштаба сопоставим для меня с моим тринадцатилетием, когда в 10 классе мне дали ознакомиться с Гарри Поттером. И я шипперила разнообразные пейринги до первого курса института.
Страсти поутихли, Снейп-таки не умер, а тут вот это случилось.
Мне комод расписывать, учиться, собирать по крупицам ночное время для копий и сна, общаться с окружающими, а я читаю и не могу остановиться.

Тысяча чертей.
:depress:

@темы: О себе

22:18 

Товарищ Яблоко
Академический рисунок снова выводит из себя. Я вновь провожу вечера, рассматривая разные работы. Думала, что этого уже никогда не будет. А я всё смотрю и смотрю, начну копировать. Снова. Но у меня до сих пор неимоверные проблемы со вставлением и пропорцией. Это бич. Мне никто не может помочь. Я себе не могу помочь.

@темы: Про рисунок

21:14 

Палата №

Товарищ Яблоко
Надоело писать мертвые маски при искусственном освещении. Мёртвые маски на живых-то людях. Надоело рисовать на заказ, помогать по дружбе, выручать беспомощных, тянуть себя за волосы из этого болота. Вся проблем в том, что когда чего-то в своей жизни очень много-это нивелируется, как вода в Африке в период дождей. Вроде бы так остро нужна была, а сейчас переизбыток, не по проформе. Всю жизнь ведь подходила к этой дисциплине с таким душераздирающим трепетом, что шевелились волосы на голове. А сейчас беру в руки карандаш и бегу за тазиком, потому что так больше нельзя.
Для меня вообще нонсенс, не спать за семестр три ночи. А ведь прошло в общей сложности полтора месяца, это пять недель, то есть я раз в полторы недели не сплю. И что самое ужасное, мне это нравится. Нравится вся та лавина, которая съезжать на тебя, а ты бултыхаешься, тебя об стены бьёт как котлету, ты шатаешься как пьяный на скользкой дороге, а тебе всё равно нравится, потому что это и есть жизнь. Она несётся, как тройка у Гоголя.
Знаете, было с чем сравнить. Есть с чем и сейчас. не знаю, возможно, это какие-то биологические циклы, но создается такое ощущение, что я попадаю в разные измерения, потому что если сравнивать себя сегодняшнюю и вчерашнюю-это совсем разные люди.
Плюс я поднимаю много литературы, много даже в весовом эквиваленте. Озадачиваюсь. Ну, правда, все также психую из-за живописи и иногда могу куда-нибудь сбежать от безысходности, но нахожу в себе силы за два занятия до конца постановки все нахрен переписать. И этому рада.
Так что, хоть конец близок, я получаю огромнейшее удовльствие от того сумасшедшего дома, в котором живу.
Аминь.

@темы: О себе

02:00 

Вот так вот.

Товарищ Яблоко


Вся эта божественная братия смотрит и хохмит. Гиймо был не известен мне доныне, но теперь конкретно так заинтересовал. Такую откровенную сюжетность встретить разве только в ранних новгородских фресках можно,где "а у себя в глазу бревна не видишь " выражалось со скупой повествовательностью и неподдельным драматизмом.

@темы: Из кустов в искусство

10:08 

Товарищ Яблоко
Синева неумолимо накрывает.
Лет до пятнадцати никак не могла определиться с любимым цветом. Не знаю, имеет ли в жизни человека это хоть какую-то важность, собственно, как и в жизни художника. Цветовая реплика-одно дело, цветовая тавтология-крах. Собственно, конечно, все творчество может строиться на одном цвете, как у Сарьяна, например, но под цвет нужно подбирать мотив, настроение. Слишком много факторов.
Английская, фламандская живопись 17-18 веков часто позволяла себе слишком много земляных красок, но это было обусловлено модой, методой ведения живписных полотен. Все это безвозвратно ушло, осталась нам только небольшая возможность вариации на тему.
С другой стороны, современный окружающий нас мир даёт уникальную возможность демократии полнейшей в выборе своей гаммы. Мы этим не пользуемся, потому что слишком нерачительны в устройстве своего собственного внутреннего мира.
Отсюда все беды. Грязь да сушь.

Однако синева продолжает накрывать. От церулеумого неба до синей спектральной ночи.
И никаких примесей, пожалуйста.




Моне, в этом плане, был честен.

@темы: Из кустов

13:26 

Ливанов

Товарищ Яблоко
В летнем небе нельзя найти того молока, которое обычно предоставляет зимнее. Собственно, абсолютно ровной голубой глади как в январе, вы тоже не приметите. Где-нибудь обязательно будет рвань, необмётанный конец, заплатка. Но больше всего это небо, особенно в июле, располагает большими массами. Ворочит ими, как хочет, ей богу.
Вне зависимости от прогноза погоды, собственно, как и времени дня, можно углядеть большие воздушные замки, змеи, или просто помятые комки огромного рулона неба, расположенные так, что где-то между наслоениями обязательно да пробьётся луч света. Наиболее выигрышно это дело смотрится на закате, но в утренние и дневные часы тоже наблюдается.
Нигде, как в небе, нельзя разглядеть столь великую мощь пространства.
Именно поэтому так всеми любимы плафоны. Поднимаешь макушку, а там, впереди носа, вовсе и не потолок, а бесконечный пространственный коридор.
Есть, правда, личности более приземлённые. Им главное-контакт с землёй( видимо, потомки Голиафа). Но это тоже безумно важно, не всю же жизнь плевать в потолок.

Так вот. Тема контакта с землёй раскрылась и исчерпала себя в прошлое воскресенье. На Новом Арбате есть вполне неприметный дом, хотя, находится он около единственной и самой главной дороги,и даже с большой натяжкой можно приметить, что в нём семь этажей (не простых, а сталинских). И там, на самой верхатуре, находится мастерская. Арбат с неё как на ладони. Каждый художник хотел бы иметь такую. И мастерская эта не кого-нибудь, а самого настоящего Ливанова.
К творчеству Александра Андреевича прониклась большим чувством не сразу, но характер обработки света, формы, соприкосновения с плоскостью-это что-то фантастическое.
Он полный правопреемник наследия Фаворского (его родители учились именно у этого художника), он же впитал всё. И пересказал своим языком.
Показала ему свои работы, ходила, как в воду опущенная три дня.
Но, как говорится, самый "неходовой" год-он самый интересный.
Думала, забью всё время рисунком (в нём-то хоть что-то смыслю), но в после четврётого дня от "заката до рассвета" я оступилась так больно, что до сих пор саднит. И теперь опять тянусь к графике. А ставить предметы на землю до сих пор не получается.

Как сказал Ливанов:"Тигра может изобразаить каждый-усы и полоски, чего там думать. А вот как он своими мягкими лапами идёт по земле, тихо, бесшумно, ты это попробуй рассказать."

Это было так образно, что даже что-то дрогнуло в сердце. Задел и порвал струну, ей-ей.
Теперь во что бы то ни стало, хочу творить прекрасности. Но это достаточно болезненный процесс, особенно если учесть, что жизнь отнюдь меня не кормит малиной в последнее время.
Поскорей бы всё наладилось.
А вот прекрасности Ливанова.


@темы: Учителя по жизни, Учимся понемногу, учимся, О себе

10:25 

Лето

Товарищ Яблоко
Тянулось в жажде к хоботкам
И бабочкам и пятнам,
Обоим память оботкав
Медовым, майным, мятным.

Пастернаковские строки , думаю, целую вечность будут сопровождать мои воспоминания о лете. Ранние восходы, размашистые, угловатые облака, укроп, который заполняет все живое пространство земли, краснеющая рябина, зацветающий гелениум. Его кусты были настолько огромны, что лет до двенадцати это была неприступная крепость, Измаил. А сейчас подхожу-достает только до шеи.)))

Этим летом не было запаха костров, яблоню я тоже не написала, так, как хотела. Было много всего другого. Хорошего и не очень. Но лето было трудовым. Оно, наверное, продлится еще до середины сентября. А мне уже грустно. Ощущение покинутости, скомканности. Как будто одеяло остыло. Уже не вернуться.
Июнь был насыщен рисунком. Да таким, что я довела себя до исступления-рисовать совсем не хотелось. Питер подхватил эстафету-делала реалистичные акварели. Зачем... Всё что-то себе пытаюсь доказать. А это так бессмысленно по сути-все ведь надо пропускать через себя. А у меня внутри сквозняки. Они уж очень большие. Один человек ушёл-забыл прикрыть за собой дверь-теперь продувает.

Весь июль провела в Рузе. Расписывала храм. Давилась.
Храмы расписывать не так уж и интересно, если это идёт вразрез с твоими установками. Если тебе не нравится, какими методами, приемами это делается. Если ты не видишь отдачи от других. Сейчас настолько свежо всё, что бередить не хочется. Тронешь-завоняет. Вот такие у нас реалии. Но, думаю, я это еще освещу. Хочется писать много. По делу и не очень. Но сейчас главное лето-пора его отпускать, а руки затекли, не разжимаются.

Мне уже третий день хочется рыдать. Не получается. Внутри забит кол, я в прострации, хотя весь август был вполне осознанным. Самостоятельным. Весь в приятных творческих хлопотах, плодотворных поискав, разочарованиях, приобретениях.
Но в сентябрь я войду уставшей, а мне ведь еще семестр целый пахать, до зимы мы с рисунком должны очень хорошо сдружиться, чтобы, опять же...доказать себе, что я всё могу. Извилистая трасса, сомнительная финишная прямая. Болельщиков нет, питстопов тоже.

Но мы начинаем.

Переславль хмурной с фиолетовыми яблонями. :gigi:

@темы: тварчество, О себе

20:03 

Библи-библи

Товарищ Яблоко
Зависла опять над Дейнекой. Какие слова говорил!! На Веласкеса сил не осталось, зато мне чудесным образом возвратился читательский билет и я теперь могу просиживать штанцы в библиотеке. Казалось бы, как старомодно звучит, но там очень хорошо. Прям очень. Теперь осталось сходить поглядеть на Левитана и всё будет хорошо. Надо просто успокоиться и взять себя в руки.

@настроение: пыльное

@темы: художники хорошие и...очень хорошие

13:29 

О процессе

Товарищ Яблоко
Вчера стерла всю работу.
Весьма эксцентричный шаг для кого-то-рвать,топтать, поносить, и все это под музыку, с широко распахнутым окном, чтоб ветер врывался, тушил страсти, отрезвлял разум. Чаще всего это отчаяние. Среда, в которой вертимся все мы, очень располагает к неудовлетворенности.Как такового , конечного результата чаще всего не имеется. Но, возможно, все это вбили нам в голову. Дали лекало, отрезали точно все размеры, пришили-а вы теперь с этим живите. И ведь навязали же, зажили парашютными нитками!!
Вся система образования подгоняет, заставляет иметь оформившийся, заверенный результат. Разнузданный перфекционизм-сказки. Все моменты индивидуального поиска сводятся к нулю, к абсолютному "нет". Мы выполняем большой заказ на институт, давление и конкуренция несподручные вещи, мы не можем снизить градус-от этого страдает все. Замкнуться в коконе своих страстей, открепиться от коллектива-скользкая дорожка. Что делать?
Наверное, менее субъективно смотреть на все вещи. Отстраниться-хороший выбор, не ведущий впоследствии к психическим расстройствам, заниженной самооценке.
Самое главное-это понять, что кто-то вечно будет недоволен. И этот кто-то обязательно будет среди уважаемых тобою людей. Ну всем ведь не угодишь.
Поэтому отметаем боязнь результата, что не дойдём до финала. Что никто не махнет красным флагом, ленточки тоже в конце не будет. потому что конца-то и нет совсем (и это важно понять самому).
Важен процесс. То, что пытаешься найти, сам дойти до этого.
И это, пожалуй,самое приятное, что только может быть-формировать .
Месить.

11:40 

Осень.

Товарищ Яблоко
Очень хочу написать осень. Потому что сентябрь. В сентябре всё самое прекрасное только начинается.
Летом вот совсем ничего не хотела. И ужасно корила себя за это. А теперь другое.
Звенигород. Пора.

Яблоневая

главная