Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



Ab imo pectore...
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:40 

Осень.

Товарищ Яблоко
Очень хочу написать осень. Потому что сентябрь. В сентябре всё самое прекрасное только начинается.
Летом вот совсем ничего не хотела. И ужасно корила себя за это. А теперь другое.
Звенигород. Пора.

23:44 

И снова много слов.

Товарищ Яблоко
Сейчас понимаю, что раны не заживают, а я человек привычки. Даже всё , что можно списать на стыдливые движения сердца, в итоге перерастает в привычку. Иногда вполне унизительную для себя самой, не способную иметь логического подтекста априори, нежизнеспособную, но тем не менее живую. Живее всех живых.
Я человек ностальгии. За шутовским складом фраз, за обращениями к архаизмам, за весьма консервативным, экспрессивным и вполне детским поведением, кроется очень тонкая и грустная суть. Я иногда возвращаюсь на старые места, чтобы где-нибудь в московском дворе около детского сада и панельного офисного здания неожиданно увидеть, как из дряхлого любимого подвала такого же многострадального дома какие-то гадкие рабочие из ближнего зарубежья выносили бы мешки мусора, оповещающие о бурном ремонте. А я бы сидела на кирпичном основании забора и тихо выла про себя, потому что оборвала все нитки крепкого тросса-до одной- и знала бы, что всё правильно. Правильно, но нестерпимо больно.
Чтобы однажды прийти под самый протекающий потолок альма-матер и увидеть то ли знакомые, то ли посторонние что ли лица. И не знать совсем, вживусь ли. Ввела ли моя сбывшаяся голубая мечта в липкую лужу, откуда можно и не выбраться.
И знать, знать точно , знать уверенно, что все колдобины на дороге нарыла я сама, что поворачивала я не на асфальтированное шоссе, а на гниющее поле, над которым кружат чайки.

Остаётся так его и вспоминать, как мы сидели и смотрели на это поле, а недалеко виднелся кремль, моросил дождь, а мы искали в траве шмеля вместо рисования.
Привет тебе старая жизнь, остановись новая. Я боюсь.


И вот что знаете откровенное бесит? Что я рву с людьми, безжалостно для себя и с облегчением для них, потому что они не способны на порыв , порыв душевный по отношению ко мне , я не знаю, как они меня воспринимают, но могу нафантазировать себе сама. И не знаю даже злиться-то на кого.

Впрочем, тяните якоря, мы отплываем!

@настроение: мокрое

@темы: Люди милые и не очень, О себе

18:53 

Товарищ Яблоко
Сейчас погода на подъёме! А на живописи фиолетово-розовая вакханалаия! Чуяло моё сердце, что не зря рука потянулась к тюбику с ультрамарином розовым. Вообще завтрашне будет дебют с писанием натуры. На рисование подорвалась уже давно, а тут всё вновь. И хочу сказать, что силы есть. И кисточки. Зато деньги на полнейшем нуле. Считаю копейки при полной луне. Под лупой. Худо.
Хочу сказать, что с проблемами своими разобралась вроде бы, но, возможно, сейчас во мне играет португальский портвейн и послевкусие хорошей компании.
Читаю Апдайка, восхищаюсь финскими декадантами и заставляю себя возвращать былое финансовое благополучие путём нудной и пыльной работы. Но как ещё можно его возвращать. Угощали сегодня шедевральной шарлоткой и принимали радушно.
Такое ощущение, что всё хорошо и уже нет сил и желания знать, зачем говорят за спиной и о чём. И вообще все минуты унижения пережиты, которые ожидались, а про то, что всё плохо, писать не хочется. Потому что...потому что всё хорошо!
Ура!

@темы: О себе

20:03 

Библи-библи

Товарищ Яблоко
Зависла опять над Дейнекой. Какие слова говорил!! На Веласкеса сил не осталось, зато мне чудесным образом возвратился читательский билет и я теперь могу просиживать штанцы в библиотеке. Казалось бы, как старомодно звучит, но там очень хорошо. Прям очень. Теперь осталось сходить поглядеть на Левитана и всё будет хорошо. Надо просто успокоиться и взять себя в руки.

@настроение: пыльное

@темы: художники хорошие и...очень хорошие

22:18 

Товарищ Яблоко
Академический рисунок снова выводит из себя. Я вновь провожу вечера, рассматривая разные работы. Думала, что этого уже никогда не будет. А я всё смотрю и смотрю, начну копировать. Снова. Но у меня до сих пор неимоверные проблемы со вставлением и пропорцией. Это бич. Мне никто не может помочь. Я себе не могу помочь.

@темы: Про рисунок

21:14 

Палата №

Товарищ Яблоко
Надоело писать мертвые маски при искусственном освещении. Мёртвые маски на живых-то людях. Надоело рисовать на заказ, помогать по дружбе, выручать беспомощных, тянуть себя за волосы из этого болота. Вся проблем в том, что когда чего-то в своей жизни очень много-это нивелируется, как вода в Африке в период дождей. Вроде бы так остро нужна была, а сейчас переизбыток, не по проформе. Всю жизнь ведь подходила к этой дисциплине с таким душераздирающим трепетом, что шевелились волосы на голове. А сейчас беру в руки карандаш и бегу за тазиком, потому что так больше нельзя.
Для меня вообще нонсенс, не спать за семестр три ночи. А ведь прошло в общей сложности полтора месяца, это пять недель, то есть я раз в полторы недели не сплю. И что самое ужасное, мне это нравится. Нравится вся та лавина, которая съезжать на тебя, а ты бултыхаешься, тебя об стены бьёт как котлету, ты шатаешься как пьяный на скользкой дороге, а тебе всё равно нравится, потому что это и есть жизнь. Она несётся, как тройка у Гоголя.
Знаете, было с чем сравнить. Есть с чем и сейчас. не знаю, возможно, это какие-то биологические циклы, но создается такое ощущение, что я попадаю в разные измерения, потому что если сравнивать себя сегодняшнюю и вчерашнюю-это совсем разные люди.
Плюс я поднимаю много литературы, много даже в весовом эквиваленте. Озадачиваюсь. Ну, правда, все также психую из-за живописи и иногда могу куда-нибудь сбежать от безысходности, но нахожу в себе силы за два занятия до конца постановки все нахрен переписать. И этому рада.
Так что, хоть конец близок, я получаю огромнейшее удовльствие от того сумасшедшего дома, в котором живу.
Аминь.

@темы: О себе

09:06 

Товарищ Яблоко
В доме закончилось молоко. Как теперь творить и крушить-непонятно. Неизвестность пугает.

@темы: О себе

20:09 

Дейнека!

Товарищ Яблоко
Моё знакомство с Александром Александровичем случилось весною. Это был апрель. Сказать, что встреча эта была знаменательной-значит ничего не сказать. С тех пор Александр Александрович занял все мое сердце, все мои думы, вытесняя привязанности к остальным. И такое положение вещей продолжается уже два года.
Вы вот с наскоку не можете сказать, кто у вас любимый художник. А я могу. У вас он меняется семь раз на дню. А у меня нет. А я всё почему? Потому что я беззаветно влюблена в Александра Александровича.

Я говорю про Дейнеку А.А.
Не раз я про него писала. И, пожалуй, могу писать и говорить бесконечно.
Всё потому, что наступает весна. А с весной приходит жизнь. Жизнь, мощь, юность. Устремление.
18 лет-это не так уж и плохо. Это лучше, чем пятнадцать, хуже, чем 17. Понимаешь,что время начинает потихоньку забирать песок именно в этом возрасте. Но кажется, что все еще впереди. И что будет хорошо.
Пока такие оптимистические намёки не были хулительно обруганы прагматизмом нашей с вами жизни, надо с радостью смотреть на таких художников.

Всё началось с того, что в библиотеке ко мне в руки попала интересная книга. Большая, серая, обшитая грубой холщовой тканью-привет союз
Эта показная брутальность меня уже насторожила. Мол, как так, в руки берёшь, а она уже так заявляет о себе. Ни тебе щеголеватого глянцевого блеска, ни тебе больших кричащих букв, а лишь вполне спокойные, устремившиеся куда-то вверх большие белые буквы, заветные сердцу слова.
Всё его творчество-это бесконечное стремление вверх. Я сейчас даже говорю не о живописных работы-они совершенно скудны на эту самую живопись, на лихой приём кисти, пастозность мазка, предприимчивость колориста. Живопись у него скорее-это пропаганда графики. И вот о ней нужно у него говорить.
Вы смотрите на работу Дейнеки и вы не можете остаться прежним, увы и ах. Разная преспектива, планы, фактура-все это очень показательные приёмы, они углубляются в ваше сознание, дают строго отточенные схемы. Дают идею.
Знаете почему сейчас мы, художники, так страдаем? Потому что нет у нас идеи, которая бы вела нас через всю жизнь-вытаскивала из тупиков, выкапывала из могил.
А у него идея была. Идея прекрасного в этом мире. Не он это придумал. Греки и возрожденцы. Но он это развил, рассказал современным языком. Понятным зрителю (Господи, как же этого сейчас не хватает). Он взрастил эту идею в нараждающемся соцреализме. Да что уж там. Развернул всю систему задом и поимел. Глупо рассуждать в его работах о формализме, вы лучше на Герасимова посмотрите. Смотрите-смотрите, что , приятно?

Можно говорить только о куче соплей и сдавленном дыхании.
Нет, его работы не заставляют замирать и в слёзы бросаться, как у Пьеро делла Франчески, как у Микеланджело перед Давидом или Пьетой, они же и не заставляют трепетать перед Рубенсом, думать перед античными мозаиками, задумываться перед Шагалом. Они жить заставляют.

Спасибо Вам, Александр Александрович. Вы будете мною вечно любим.

С весной вас всех, с весной сердец!

09:59 

Проходя

Товарищ Яблоко
Шла вчре по улице-дивилась погоде. Ну право же, нельзя же так!
Слишком уж это жестоко. Тепло, светло, малолюдно.
И самолёты небо рассекают.

02:00 

Вот так вот.

Товарищ Яблоко


Вся эта божественная братия смотрит и хохмит. Гиймо был не известен мне доныне, но теперь конкретно так заинтересовал. Такую откровенную сюжетность встретить разве только в ранних новгородских фресках можно,где "а у себя в глазу бревна не видишь " выражалось со скупой повествовательностью и неподдельным драматизмом.

@темы: Из кустов в искусство

21:15 

Товарищ Яблоко
Наступил долгожданный май. А это значит, что снова можно выходить во двор и писать синие яблоки. Что можно нюхать запах травяных костров, что ты будешь открывать окно и слушать людской гул до самой ночи. Это значит, что можно встать в пять утра и увидеть невозможный синий цвет и блекло-розовый кирпич-стеснительное появление солнца.
Это значит, что можно жить.

Иссушила себя этими страданиями, испила все до дна. Не могу больше. Ищу счастья. Счастье невозможно.
Люблю. И ненавижу себя за это.



Как же хочется вернуться на четыре года назад и... не идти туда, из-за чего сейчас я в тупике.

11:13 

Товарищ Яблоко
Бля.
Вот нет у меня больше никаких слов просто.
Ты открываешь душу человеку-последний оплот, последний кусочек рационального в твоём искусственном мире, а он предлагает тебе пойти и отдохнуть годок. Заняться творчествомда чтоб тебя!.То есть обучение на двух кафедрах сразу, изнуряющие штудии, перегрызание себе любимой горла, чтобы все успеть и всем угодить, фанатичная преданность своему делу-все это по боку. Я люблю работать, я очень люблю работать, но никто этого не ценит кроме меня. Всем поболе надо.
Ну нах.
Я бы и рада сбежать из своей альма-матер: люди с каждым годом все неадекватнее, поступки все более комичные. И ты стоишь в этой круговерти людских страстишек, тебя подбрасывает, тебе больно, а над головой все то же кружево интриг. Причем самого большого паука не увидишь, все по углам прячутся, всё исподтишка. Мерзкое дело.
Такой плевок в душу.
Так сложно мириться с безразличием, когда веришь кому-то, а ему как бумагой по пальцу.
Я теперь буду грустить.

@темы: О себе, Учителя по жизни

10:08 

Товарищ Яблоко
Синева неумолимо накрывает.
Лет до пятнадцати никак не могла определиться с любимым цветом. Не знаю, имеет ли в жизни человека это хоть какую-то важность, собственно, как и в жизни художника. Цветовая реплика-одно дело, цветовая тавтология-крах. Собственно, конечно, все творчество может строиться на одном цвете, как у Сарьяна, например, но под цвет нужно подбирать мотив, настроение. Слишком много факторов.
Английская, фламандская живопись 17-18 веков часто позволяла себе слишком много земляных красок, но это было обусловлено модой, методой ведения живписных полотен. Все это безвозвратно ушло, осталась нам только небольшая возможность вариации на тему.
С другой стороны, современный окружающий нас мир даёт уникальную возможность демократии полнейшей в выборе своей гаммы. Мы этим не пользуемся, потому что слишком нерачительны в устройстве своего собственного внутреннего мира.
Отсюда все беды. Грязь да сушь.

Однако синева продолжает накрывать. От церулеумого неба до синей спектральной ночи.
И никаких примесей, пожалуйста.




Моне, в этом плане, был честен.

@темы: Из кустов

13:26 

Ливанов

Товарищ Яблоко
В летнем небе нельзя найти того молока, которое обычно предоставляет зимнее. Собственно, абсолютно ровной голубой глади как в январе, вы тоже не приметите. Где-нибудь обязательно будет рвань, необмётанный конец, заплатка. Но больше всего это небо, особенно в июле, располагает большими массами. Ворочит ими, как хочет, ей богу.
Вне зависимости от прогноза погоды, собственно, как и времени дня, можно углядеть большие воздушные замки, змеи, или просто помятые комки огромного рулона неба, расположенные так, что где-то между наслоениями обязательно да пробьётся луч света. Наиболее выигрышно это дело смотрится на закате, но в утренние и дневные часы тоже наблюдается.
Нигде, как в небе, нельзя разглядеть столь великую мощь пространства.
Именно поэтому так всеми любимы плафоны. Поднимаешь макушку, а там, впереди носа, вовсе и не потолок, а бесконечный пространственный коридор.
Есть, правда, личности более приземлённые. Им главное-контакт с землёй( видимо, потомки Голиафа). Но это тоже безумно важно, не всю же жизнь плевать в потолок.

Так вот. Тема контакта с землёй раскрылась и исчерпала себя в прошлое воскресенье. На Новом Арбате есть вполне неприметный дом, хотя, находится он около единственной и самой главной дороги,и даже с большой натяжкой можно приметить, что в нём семь этажей (не простых, а сталинских). И там, на самой верхатуре, находится мастерская. Арбат с неё как на ладони. Каждый художник хотел бы иметь такую. И мастерская эта не кого-нибудь, а самого настоящего Ливанова.
К творчеству Александра Андреевича прониклась большим чувством не сразу, но характер обработки света, формы, соприкосновения с плоскостью-это что-то фантастическое.
Он полный правопреемник наследия Фаворского (его родители учились именно у этого художника), он же впитал всё. И пересказал своим языком.
Показала ему свои работы, ходила, как в воду опущенная три дня.
Но, как говорится, самый "неходовой" год-он самый интересный.
Думала, забью всё время рисунком (в нём-то хоть что-то смыслю), но в после четврётого дня от "заката до рассвета" я оступилась так больно, что до сих пор саднит. И теперь опять тянусь к графике. А ставить предметы на землю до сих пор не получается.

Как сказал Ливанов:"Тигра может изобразаить каждый-усы и полоски, чего там думать. А вот как он своими мягкими лапами идёт по земле, тихо, бесшумно, ты это попробуй рассказать."

Это было так образно, что даже что-то дрогнуло в сердце. Задел и порвал струну, ей-ей.
Теперь во что бы то ни стало, хочу творить прекрасности. Но это достаточно болезненный процесс, особенно если учесть, что жизнь отнюдь меня не кормит малиной в последнее время.
Поскорей бы всё наладилось.
А вот прекрасности Ливанова.


@темы: Учителя по жизни, Учимся понемногу, учимся, О себе

04:29 

Товарищ Яблоко
Погружение в дебри истории искусств прямо перед экзаменом заставляет меня в очередной раз убедиться, что после Пикассо было только хуже. Надо было. Но стало хуже.

10:25 

Лето

Товарищ Яблоко
Тянулось в жажде к хоботкам
И бабочкам и пятнам,
Обоим память оботкав
Медовым, майным, мятным.

Пастернаковские строки , думаю, целую вечность будут сопровождать мои воспоминания о лете. Ранние восходы, размашистые, угловатые облака, укроп, который заполняет все живое пространство земли, краснеющая рябина, зацветающий гелениум. Его кусты были настолько огромны, что лет до двенадцати это была неприступная крепость, Измаил. А сейчас подхожу-достает только до шеи.)))

Этим летом не было запаха костров, яблоню я тоже не написала, так, как хотела. Было много всего другого. Хорошего и не очень. Но лето было трудовым. Оно, наверное, продлится еще до середины сентября. А мне уже грустно. Ощущение покинутости, скомканности. Как будто одеяло остыло. Уже не вернуться.
Июнь был насыщен рисунком. Да таким, что я довела себя до исступления-рисовать совсем не хотелось. Питер подхватил эстафету-делала реалистичные акварели. Зачем... Всё что-то себе пытаюсь доказать. А это так бессмысленно по сути-все ведь надо пропускать через себя. А у меня внутри сквозняки. Они уж очень большие. Один человек ушёл-забыл прикрыть за собой дверь-теперь продувает.

Весь июль провела в Рузе. Расписывала храм. Давилась.
Храмы расписывать не так уж и интересно, если это идёт вразрез с твоими установками. Если тебе не нравится, какими методами, приемами это делается. Если ты не видишь отдачи от других. Сейчас настолько свежо всё, что бередить не хочется. Тронешь-завоняет. Вот такие у нас реалии. Но, думаю, я это еще освещу. Хочется писать много. По делу и не очень. Но сейчас главное лето-пора его отпускать, а руки затекли, не разжимаются.

Мне уже третий день хочется рыдать. Не получается. Внутри забит кол, я в прострации, хотя весь август был вполне осознанным. Самостоятельным. Весь в приятных творческих хлопотах, плодотворных поискав, разочарованиях, приобретениях.
Но в сентябрь я войду уставшей, а мне ведь еще семестр целый пахать, до зимы мы с рисунком должны очень хорошо сдружиться, чтобы, опять же...доказать себе, что я всё могу. Извилистая трасса, сомнительная финишная прямая. Болельщиков нет, питстопов тоже.

Но мы начинаем.

Переславль хмурной с фиолетовыми яблонями. :gigi:

@темы: тварчество, О себе

23:15 

Лики

Товарищ Яблоко
На квадратной плоскости доски я огромным хрустальным пестиком пыталась растереть зеленый пигмент. Маслянистая жижа проникала в самый задел ямы, чтобы потом его накрыла целая зеленая буря и получилось чудесное превращение. Ну, скажем, в жидкость, которая помогла бы мне помочь достигнуть цели. Зеленый цвет любят в иконографии. Я тоже люблю изумрудный. А вода неожиданно становилась шершавой и растекалась по всей мраморной глади, перетекала по пленке, беспощадно орошала пол. Я бегала раз двести за водой из храма, пыталась все вымыть, а пигмент никак не отмывался и не отмывался. Безжалостный изумрудный:руки четыре дня еще оставались зелеными. Я медленно превращалась в лягушку.
Зато бегала за козами, пугала петухов, смотрела на закат, который прорывал все несчастное небо золотым тараном.
Упоение, которое приходит во время живописи-сравнимо, разве что, с непрерывным бегом.
Вы бежите второй километр, ваши ноги вам отказывают, но вы продолжаете это делать, потому что не чувствуете боли. В живописи к определнному моменту вы не чувствуете смущения. Безусловно, на ум приходят гораздо более пошлые ассоциации, но знайте, что все это вам привиди.
И в итоге вы чувствуете упоение. Не счастие, не удовлетворенность, ни даже бег. Упоение. Никто не колотится в мысли-вы ничего не думаете, никто не дышит в затылок-вас никто не замечает, вы не знаете, что делать-но договариваетесь с результатом о месте и времени. И потом еще долго можно лежать и смотреть в небо. Или бежать от заводи и от комаров, которые не применут о себе же напомнить.
А еще было ужасно стращно, когда туман начинал выползать прямо из воды. Непримиримая силы конденсации напускала такого страха, что невольно расплачивался чувством упоения, бежал со всех ног от этой безызвесности.
Бежал к жилищу, которе было закрыто из-за позднего часа, сидел около сиреневого дерева (и черт дёрнул кого-то к обычной побелке примешать марганец-но он гений), ждать.
Никто не мог подумать, что такого рода условия окажутся гораздо слаще всех тех конфетных личностей, которые сейчас. Вот прямо вокруг. Ходят.
При достаточно долгом термальном терроре они расплавятся, останутся самые стойкие. Одна проблема-никто не знает, где эта самая лампа включается.
А люди все липнут друг к другу, невольно или умышленно прилепляют к себе заинтересованных. Мы все повязаны, ей-ей.

23:09 

Живопись

Товарищ Яблоко
Никто не знает, как с ней уживаться. Что она есть такое. Квинтэссенция переживаний, твердый нервный комок, онкологическое образование, навязчивая идея в мозгу, король, оставшийся без короны.
Но это практически фантастическое чувство, когда один пласт цвета с другим приносят давно забытые ощущения-из детства, вчерашнего дня, давно позабытого майского вечера. Молва клевещет на человека-он злопамятен. Если человека поместить в помещение, где в пятилетнем возрасте он услышал отвратительный запах-через энное количество лет он вспомнит, все вспомнит. Вот так и с цветом. Мы вспоминаем. Откапываем. Природа-наш самый главный союзник в этом деле. Ведь главное-не то, как красиво выглядело тогда-то небо, а как оно смотрелось в среде, как выгодно его оттенял стаффаж, почему оно было пронзительно лиловым или абсолютно голубым.
Абсолютное счастие в замысловатых движениях. Движениях мастихина, намешивающих кашу. Фиолетово-коричневую, серо-зеленую. Вибрирующую. Пульсирующую. Живущую.

Я отогнала это счастие бездушным рисунком.
Он ничего мне не дал.
После стольких лет.

Абсолютное разочарование.

@темы: О себе

13:29 

О процессе

Товарищ Яблоко
Вчера стерла всю работу.
Весьма эксцентричный шаг для кого-то-рвать,топтать, поносить, и все это под музыку, с широко распахнутым окном, чтоб ветер врывался, тушил страсти, отрезвлял разум. Чаще всего это отчаяние. Среда, в которой вертимся все мы, очень располагает к неудовлетворенности.Как такового , конечного результата чаще всего не имеется. Но, возможно, все это вбили нам в голову. Дали лекало, отрезали точно все размеры, пришили-а вы теперь с этим живите. И ведь навязали же, зажили парашютными нитками!!
Вся система образования подгоняет, заставляет иметь оформившийся, заверенный результат. Разнузданный перфекционизм-сказки. Все моменты индивидуального поиска сводятся к нулю, к абсолютному "нет". Мы выполняем большой заказ на институт, давление и конкуренция несподручные вещи, мы не можем снизить градус-от этого страдает все. Замкнуться в коконе своих страстей, открепиться от коллектива-скользкая дорожка. Что делать?
Наверное, менее субъективно смотреть на все вещи. Отстраниться-хороший выбор, не ведущий впоследствии к психическим расстройствам, заниженной самооценке.
Самое главное-это понять, что кто-то вечно будет недоволен. И этот кто-то обязательно будет среди уважаемых тобою людей. Ну всем ведь не угодишь.
Поэтому отметаем боязнь результата, что не дойдём до финала. Что никто не махнет красным флагом, ленточки тоже в конце не будет. потому что конца-то и нет совсем (и это важно понять самому).
Важен процесс. То, что пытаешься найти, сам дойти до этого.
И это, пожалуй,самое приятное, что только может быть-формировать .
Месить.

15:12 

Про начало года

Товарищ Яблоко
В начале года я продала душу дьяволу.
Как-то одним поздним зимним вечером, перебирая скопившуюся и бережно отлаженную картотеку в голове, преисполненная удовлетворения от того, что могу с хода ткнуть в икону 17 века и сказать ктозачемпочему, я включила телевизор. За последние три года действие для меня неслыханное, кому сказать-не поверят. Этот чёрный ящик стоит у меня в углу только для того, что впитывать, наверное, в свой стальной корпус, весь негатив. Нет, ну а чо ему будет. Пыль собирает, привносит что-то кубическое в стаффаж. Раритетная уже вещь, а до сих пор еще работает.
И вот натыкаюсь я на странный такой сериал. С уродливым высоким мужчиной в главной роли , который, ведомо, был там главным исполнителем, и вторым, менее отталкивающим мужчиной, сыгравшим замечательного порноактера в уже каноничноновогодней "Реальной любви". И все. Меня ждут Ауэрбах, Буковски, Поппер-я перечитала весь русский, а затем и англоязычный фандом по джонлоку. Благо, Набоков не попал под раздачу, еще успел до великого фандомочтения вписаться в размеренный распорядок жизни.
Такой потерянной я себя еще не чувствовала. Взрыв бомбы подобного масштаба сопоставим для меня с моим тринадцатилетием, когда в 10 классе мне дали ознакомиться с Гарри Поттером. И я шипперила разнообразные пейринги до первого курса института.
Страсти поутихли, Снейп-таки не умер, а тут вот это случилось.
Мне комод расписывать, учиться, собирать по крупицам ночное время для копий и сна, общаться с окружающими, а я читаю и не могу остановиться.

Тысяча чертей.
:depress:

@темы: О себе

Яблоневая

главная